Помилка

СЕРГІЙ ПУЗЕНКО: В УКРАЇНІ ТРЕБА ПРОСТО ПЕРЕЙТИ НА МІЖНАРОДНІ

СТАНДАРТИ І НЕ ВИГАДУВАТИ ВЕЛОСИПЕД

 

03 березня 2016 року

 

Проект нових національних стандартів, розроблений Українським товариством оцінювачів, відсотків на 90 складається з перекладу параграфів МСО, виконаного зі смисловими і стилістичними помилками, які насмикала з хорошого документа довільним чином. Логіку висмикувань зрозуміти неможливо. Змішали старі і нові редакції МСО. У деяких місцях просто перебрехали (підозрюю, що не без умислу). При цьому, природно, посилань на МСО ніде немає. Тільки написали, що це створено «на базі МСО». Ця фраза фіговим листком прикрила банальний плагіат. Плагіат слово не зовсім російське, тому надалі буду вживати слово крадіжка.

 

 

Ukraine-should-simply-accept-international-standards-and-not-to-invent-a-bicycle

 

 

Когда я закончил перевод международных стандартов в 2009 году (или в 2008 уже не помню), я попробовал написать проект национальных. Но «отстроиться» от англосаксонского духа и логики международных для создания украинского нормативного документа я не смог. Можно было только или цитировать, или «переписывать». Последнее означало плагиат. И я от этой мысли отказался. Позже я полностью согласился с С.И. Максимовым и А.А. Авраменко, который, пожалуй, первый высказал мнение о том, что Украине надо просто принять международные стандарты и не выдумывать велосипед.

 

Украинское общество оценщиков с этим было несогласно, и решило создать новые национальные стандарты. Я не стал спорить, в УОО ведь много выдающихся теоретиков оценки, может они действительно что-то знают, чего я не знаю. Б-г им, как говорится, в помощь.

 

Создали действительно выдающуюся команду специалистов, которых я даже перечислю. Ведь страна должна знать своих героев:

 

 

СКЛАД РОБОЧОЇ ГРУПИ:

МАРКУС Я.І., НАЗИРОВА В.П., РОМАСЕНКО О.В., АМФІТЕАТРОВ О.Д.,

ІВАНОВА І.Б., ДРАПИКОВСКИЙ О.І., ОГАДЖАНЯН А.Б., ЧІРКІН А.М.,

СІМОНОВА Л.М., КУХАРСЬКА О.Б., ГОХБЕРГ І.І., БАРАНОВСКИЙ С.І., РУБАН Е.В.

 

 

Роды заняли больше года, и проект с большой помпой предстал перед глазами общественности.

 

Еще перед тем как они начали работать, я по доброте душевной предупредил, что, скорее всего, получится либо плагиат, либо глупость. Им с невероятным блеском удалось и то, и другое. И, наверное, они этим заслуженно гордятся.

 

Проект процентов на 90 состоит из перевода параграфов МСО, сделанного со смысловыми и стилистическими ошибками, которые надергали из хорошего документа произвольным образом. Логику выдергиваний понять невозможно. Смешали старые и новые редакции МСО. В некоторых местах просто переврали (подозреваю, что не без умысла). При этом, естественно, ссылок на МСО нигде нет. Только написали, что это создано «на базе МСО». Эта фраза фиговым листком прикрыла банальный плагиат. Плагиат слово не совсем русское, поэтому в дальнейшем буду употреблять слово воровство. Я уже молчу про фразы моего перевода, который тоже защищен копирайтом.

 

Мне могут возразить, что действующие стандарты писались примерно так же. Это правда. Только профессии тогда было три года от роду. А сейчас ей уже 20 лет. Глупости трехлетнего ребенка вызывают умиление, чего не скажешь о глупостях двадцатилетнего оболтуса.

 

Ну ладно они бы просто опубликовали произведение под своими фамилиями, объявив всем, что они воры. Они же это предложили принять Кабинету Министров Украины. Причем от имени УОО. У нас же по закону национальные стандарты оценки утверждаются постановлением КМУ. Т.е., ребята хотят сделать вором украинское правительство. Красиво, правда.

 

Циничнее всех повел себя А. Огаджанян, заявивший в прессе следующее:

 

 

«более утопичными выглядят призывы немедленно отказаться от Национальных стандартов вообще и заявить о том, что в Украине действуют МСО. Ставить такую цель перед собой, как стратегическую, можно и нужно, но реализовать ее практически ни государство, ни оценочное сообщество, сегодня не готово ни политически, ни технически»

 

 

Т.е., нагло списывать и воровать – это не утопично, а легализовать применение МСО – это более утопично. Я не знаю, кого и за какие части тела поймал этот умник (то ли Б-га, то ли Де Лойта, то ли за бороду то ли еще за что), но расписываться за все оценочное сообщество и за государство, как минимум, не скромно. Нельзя не упомянуть про явный шкурный интерес. Когда НСО – плохие, а МСО хорошие, у тех, кто приклеивает себе на лоб названия латинскими буквами и делает по МСО в Украине, как стране папуасов, появляются мифические конкурентные преимущества, чисто так, чтобы легче было продавать свои стеклянные бусы.

 

Даже не знаю, стоит ли после этого разбирать предложенный текст по существу. Хотя многим в Украине позиция Огаджаняна со товарищи кажется естественной. Далеко не все считают плагиат чем-то постыдным. В Советском Союзе многие списывали и воровали, начиная с «Буратино» и «Ну погоди», заканчивая атомными бомбами и ракетами. При этом не краснели, а даже наоборот, премии получали и ордена.

 

Все же я не только про плагиат упомянул, но еще и про глупости, поэтому не буду голословным.

 

 

Відповідно до вимог українського законодавства оцінку майна та майнових прав можуть виконувати:

 

  • оцінювачі, що сертифіковані відповідно до вимог ЗУ «Про оцінку майна, майнових прав та професійну оціночну діяльність в Україні»;

 

  • судові експерти, що сертифіковані відповідно до вимог ЗУ «Про судову експертизу».

 

 

Поздравляю всех оценщиков земли – они по этому проекту НСО оценивать не смогут, а постановление КМУ в таком виде будет противоречить закону «Об оценке земли…». Или авторы решили, что земля не является объектом имущественных прав. Впрочем, чего за них гадать. Судебных экспертов трогать не хочется, хотя в сфере оценки имущества это просто наследие совка, не обусловленное никаким здравым смыслом.

 

 

НСО 1: ключові визначення:

 

Бізнес – комерційна, виробнича, інвестиційна діяльність або діяльність у сфері надання послуг.


 

Да, это дословный перевод МСО. Но он не имеет статуса юридического термина в Украине. Поэтому на практике поставить этот термин в соответствие юридически определенному объекту оценки может оказаться не просто. В понимании украинского законодательства, да и проекта третьего стандарта НСО – это коммерческое предприятие. Но здесь учет украинской специфики авторы сочли неуместным, а в оценку бизнеса в проекте НСО 3 засунули все, что только можно, включая задолженности, финансовые инструменты и даже неоперационные активы. Наверное, для этого и понадобился термин «бизнес». Т.е. право несчастных обладателей квалификационных свидетельств материальной формы просто ценить неоперационные активы предприятия может оказаться спорным. Любопытно, что в представлении авторов, оценка бизнеса коммерческого предприятия и, например, облигации это примерно одно и то же (стандарт то один и про все сразу).

 

Впрочем, подробный анализ НСО 3 как, пожалуй, самый яркий из всех разделов сплав глупости и плагиата здесь приводить даже не хочется.

 

Остановимся на основных понятиях.

 

 

Ринкова вартість – очікувана грошова сума, за яку актив (майно) або зобов’язання може бути обмінене в транзакції на дату оцінки між добровільним покупцем та добровільним продавцем, які не пов’язані між собою, після належного маркетингу та за умов, що сторони обізнані та діяли розсудливо і без примусу.


 

Конгениально. Могу сказать, что в бездарном соревновании с россиянами в переводе фундаментального термина оценки, наши – лучшие. Теперь подробнее.

 

В оригинале начало определения рыночной стоимости звучит «Market value is the estimated amount…». Это действительно трудно перевести на русский и на украинский. В России плодом недетских раздумий 20 лет назад стала фраза «Рыночная стоимость – это расчетная сумма денег…».

 

Наши через 20 лет ответили «Рыночная стоимость – это ожидаемая сумма денег…». Мне видится в этом что-то фрейдистское, подсознательное. Наверное, подспудно имели в виду, что это стоимость, ожидаемая заказчиком, что, безусловно, является учетом национальных особенностей оценки.

 

На самом деле в оригинале эти слова призваны подчеркнуть, мысль о том, что рыночная стоимость это не наблюдаемая на рынке величина, а суждение (оценка) о некоторой сумме денег... Причем это суждение далеко не всегда можно рассчитать, как утверждают в России. Но их «огород» меня, к счастью, не интересует.

 

Так и надо было написать именно ради национальной специфики, избавив оценщиков от бесконечных обвинений в ущербе или других грехах. Потому что за суждение эксперта можно судить только, если он исказил его намеренно, а не за то, что прокурор или другой эксперт с этим суждением не согласен.

 

Следующую потрясающую фразу приведу для красоты картины:

 

 

10. Ринок у контексті оцінки означає ринок, на якому майно, що оцінюються, як правило, обмінюється на дату оцінки, і до якого більшість учасників цього ринку, в тому числі існуючий власник, як правило, мають вільний доступ…


 

Рынок – это рынок – во как. А фраза «большинство участников имеет доступ» означает, что есть участники рынка, которые доступа не имеют. Во как, еще раз. Впрочем, косноязычие как и воровство в Украине большим грехом не считается.

 

Надобно заметить, что в международных стандартах финансовой отчетности (МСФО) появилось понятие «главного или наиболее благоприятного рынка». Оно важное. Потому что кроме допущений о типичности покупателей, продавцов и обстоятельствах сделки иногда нужно делать предположения о рынке, на котором имущество продается. Например, куриные яйца в Мюнхене стоят дороже, чем в Харькове, а щебень в вагонной поставке дешевле щебня, который продается в магазине для аквариумов. Почти всегда есть нюансы. Могу предположить, что именно эту мысль о главном или наиболее благоприятном рынке и призвана выразить процитированная фраза. А вот насколько удачно – судите сами.

 

Но есть и более серьезные вещи. В предыдущем издании МСО была фраза о том, что участники имеют доступ к рынку и к информации о сделках. Последнее исчезло, а жаль. Как раз национальной спецификой является закрытость информации. Например, Фонд гарантирования вкладов физлиц, не раскрывает информации о продажах кредитных портфелей и поглощениях банков. Это ведет к неэффективности продаж банковских активов, и прямому ущербу из-за искаженных оценок кредитных портфелей и активов банков, которые не могут опереться на фактические данные. В этом контексте уместны какие-то формы запрета на оценку в условиях нераскрытия информации госорганами.

 

Так же в качестве национальной специфики уместны какие-то формы запрета определения рыночной стоимости на нелегитимных рынках – например, рынке сельхозземли, который под мораторием. Сейчас именно эти оценки являются наиболее скандальными и противоречивыми. Или отказ от определения рыночной стоимости контрафактной продукции (что является абсурдом просто по определению). А многие же это делают, себе и коллегам на голову.

 

 

Час експозиції – очікуваний період часу протягом якого об’єкт оцінки був би виставлений на ринку до укладання гіпотетичної угоди по ціні, що відповідає ринковій вартості на дату оцінки. Час експозиції залежить від типу майна і ринкових умов.


 

Это определение – новаторское, его нет в МСО (по крайней мере, в редакции 2011 года). Наверное, это учет украинской специфики. Зато в МСО написано просто – «The exposure period occurs prior to the valuation date» (время экспозиции предполагается предшествующим дате оценки). Это важно с точки зрения, например, фильтрования риэлтерских предложений. А тут надо сильно догадаться, что дата гипотетической сделки и дата оценки – одно и то же.

 

 

Для цілей інших, ніж цілі фінансової звітності, справедлива вартість може відрізнятися від ринкової вартості. Справедлива вартість вимагає визначення ціни, що є справедливою для двох певних сторін з урахуванням відповідних переваг та вад, які кожна з них отримає від транзакції. Вона широко застосовується в правовому контексті. На відміну від неї, ринкова вартість вимагає, як правило, не враховувати будь-які переваги, які не доступні для більшості учасників ринку.


 

Гениально переврали. Дело в том, что термин справедливая стоимость определяется в МСО и МСФО совершенно по-разному. МСО призывает их не путать и признает, что справедливая стоимость в понимании МСФО совпадает с рыночной в понимании МСО. А справедливая стоимость в понимании МСО имеет более широкий смысл. Что и надо объяснить. Разве это понятно из цитаты?

 

 

Поняття ринкової вартості передбачає, що ціна узгоджується на відкритому і конкурентному ринку, де учасники діють вільно.


 

Опять фрейдистские мотивы – как «узгоджується», кем «узгоджується». В оригинале: «The concept of Market value presumes a price negotiated in open and competitive market». Т.е., мы имеем просто вульгарный перевод.

 

Есть еще масса кривых тезисов, примеров плохого перевода, путаных фраз и мыслей, вольного обращения с терминологией, вряд ли допустимое для нормативного документа. Все это не очень достойно обсуждения, но создает общую картину убогости.

 

Отдельного рассмотрения и не в рамках этой заметки вопиет стандарт по недвижимости, где процент глупости превышает процент плагиата, что не удивительно, понимая кто авторы. Для всеобщей радости приведу только одну глубокую мысль:

 

 

39. Витрати на створення об’єкту нерухомого майна доцільно розподіляти у часі відповідно до типових періодів будівництва для аналогічних об’єктів, а також, у разі необхідності, на строк після завершення будівництва до досягнення стабільного навантаження (заповнюваності приміщень).


 

Т.е. теперь для того, чтобы оценить недвижимость затратным подходом надо придумать не только смету, но и график строительства и капитальных вложений, придумать структуру капитала (собственные – заемные). Именно придумать, потому что строительные нормативы – это не рыночные данные, а рыночных данных о сроках строительства и периоде заполняемости помещений сыскать трудно (а кому приходит в голову помещения оценивать затратным подходом вообще не очень понятно). Так что, с одной стороны, простор для фантазий открывается просто не реальный, а, с другой стороны, те, кто не обладает достаточной фантазией, сами оценивать не смогут и будут обращаться к авторам.

 

Комментировать НСО 2, как и НСО 3 подробно я не стану. Заставить себя читать остальные стандарты я, увы, не смог.

 

В сухом остатке. Ничего личного, просто не смогли по-человечески. Править и обсуждать тут нечего. Заранее хочу предупредить упреки типа «написал бы сам». Таким особо одаренным повторяю, надо просто признать МСО и не выпендриваться. Возможно, написать какие-то дополнения и комментарии к МСО с учетом этой самой национальной специфики. Но подобные дополнения должны носить рекомендательный характер (как собственно и все МСО), потому что попытки авторов НСО вставить свои три копейки в плагиат просто пугает как и само качество плагиата.

 

Хуже того, подобный шаг, помимо воровства неприятен еще и тем, что дает возможность ФДМУ и КМУ добавить глупостей от себя. Не дай Б-г это утверждать постановлением КМУ.

 

Вот Минфин выпендриваться устал и признал Международные стандарты финансовой отчетности. А УОО все тужится. На ум сразу приходит анекдот о «непересичном» музыканте, который занимался художественным свистом не с той стороны. Это было бы забавно (как и наблюдать за самопиаром выдающихся авторов проекта НСО), если бы не касалось профессии.

 

 

Сергей Пузенко, MRICS,

Заслуженный оценщик УОО,

кандидат физико-математических наук